Как на карантине открылся новый талант



Dian Bernardo "Memories"


Наташу Мазину уговаривать на интервью пришлось долго. – Что ты опять придумала? – возмущалась она. – У нас в округе столько талантливых, креативных, популярных, в конце концов, женщин, а ты выбрала меня. Я ничего особенного не сделала. – Как не сделала? – спорила я с Наташей. – Столько картин в группе «Изоизоляция»! – Но в этом нет ничего особенного! Это же игра, несерьезное увлечение! – Шутишь? Это ж надо было подобрать картины, изучить детали, найти дома подходящие, то есть увидеть в обычных вещах, которые окружают тебя каждый день, объекты с известных художественных полотен. Я восхищаюсь фантазией, креативом и юмором всех участников этой группы. Они, несомненно, украсили и облегчили наше заточение на карантине прошлой весной. И уже почти год продолжают поднимать нам настроение: воссоздавать, не выходя из дома, шедевры Леонардо да Винчи, Ван Гога или Васи Ложкина. А ты говоришь, ничего не сделала! А популяризация искусства? – продолжала я размахивать руками. – Если бы не эта группа, я бы о скольких художниках и их творениях ничего не узнала. Никогда. – Но посмотри, их ведь много – невозможно талантливых и терпеливых участников. Да я на их фоне – ничего не сделала, – продолжала скромничать Наташа. – Возможно, но мы их не знаем. А тебя знаем. Ты же участница нашего Женского клуба! Итак, «Изоизоляция» (хештег #изоизоляция): флешмоб, возникший и получивший значительное распространение весной 2020 года среди русских пользователей социальных сетей во время самоизоляции – одной из мер противодействия распространению коронавирусной инфекции. Популярным времяпрепровождением находящихся дома людей стало воспроизведение из подручных материалов композиций с известных картин или скульптур (в меньшей степени — персонажей или кадров из кинофильмов и т. п.) и выкладывание фотографий в интернет с хештегами флешмоба. По правилам флешмоба композиция и фото должны быть сделаны дома из подручных средств и именно в период карантина/самоизоляции. Можно привлекать людей и животных, с кем автор совместно самоизолируется, использовать предметы быта (одежду и обувь, продукты, игрушки, украшения и так далее). Как отмечает «Нью-Йорк Таймс», аналогичные проекты были инициированы также Государственным музеем в Амстердаме и Центром Гетти в Лос-Анджелесе, но русская инициатива заметно превосходит их по популярности. – Согласись, идея гениальная. – Да, – согласилась Наташа. – Гениальная! И вот Наташа сдалась. Согласилась на интервью. Сидим у меня, разговариваем обо всем. – Я случайно увидела в фб предложение группы «Изоизоляция» поиграть в живые картины. Сразу несколько наших друзей написали: «Наташа, ты уже в этой группе? Это ж для тебя придумано! Сделай, ты сможешь!» Они знают мою любовь к созданию костюмов для Хэллоуина. Муж тоже поначалу загорелся: давай сделаем. И даже предложил себя в качестве модели. А что? За окном – март, холодно. На дворе – карантин. Выходить некуда, раз в неделю при полном боевом обмундировании – в магазин. Сидим вдвоем в доме, каждый у своего компьютера, и работаем. Никаких развлечений. И только страшные сводки отовсюду, как с войны: сколько заболело, сколько умерло. Ну что я тебе рассказываю, ты сама все прекрасно помнишь. Стали с мужем картины искать подходящие. А тут, спасаясь от ковида, к нам из Нью-Йорка приехала младшая дочка. Мы ей предложили побыть фотографом, тем более что она одно время увлекалась фотографией. В результате выбор пал на картину Гвидо Рени «Саломея с головой Иоанна Крестителя». – Ну, вы даете! – Представляешь, ее нашел муж. Он готов был дать голову на отсечение! Я прикинула, какие вещи можно использовать. И мы несколько дней развлекались, создавая наш «шедевр». И это, правда, получился шедевр – 23 тысячи лайков! Голова реально выглядела лежащей на блюде, почти никто не мог понять, как это сделано. Я очень гордилась собой! Моя, не побоюсь этого слова, гениальная идея пришла в процессе съемки: на шею мужа была надета моя широкая юбка, я же пряталась за ней. А для блюда использована очень узкая посудина. – Скажу тебе честно, вы меня потрясли! Сижу, листаю фб. Вдруг на глаза твой шедевр попался. Разглядываю! Восхищаюсь! На имя автора даже не смотрю. А потом – обалдеть! Наташа Мазина! И голова Игоря на блюде.



– Больше такого успеха даже близко не было, – смеется Наташа. – Игорь еще пару раз согласился поучаствовать. Одна картина вообще не получилась, даже не выставляли, для другой ему быстро надоело позировать. Все равно, как первая, не выйдет, ну и нечего напрягаться. А карантин продолжался, и я уже вошла во вкус. К нам присоединилась старшая дочь. Девочки выбрали себе по картине, но с трудом выдержали даже одну фотосессию, жалуясь, что у меня слишком высокие требования, и вообще они не хотят больше играть в эти игры. И вдруг ко Дню Матери дочки предложили в подарок себя в качестве моделей. Подарок был принят с большим удовольствием. Они показали мне несколько полотен, и я выбрала картину французского художника Эдуарда Биссона «Две девы». В процессе съемки мои девочки сокрушались, что они на такое дело подписались, но в итоге все вышло удачно. Картина несложная, костюмы нашлись быстро: мы использовали скатерти, покрывала, ленты, а также растения из нашего сада. И именно эта работа мне особенно дорога.



И меня затянуло. Мне нравилось подбирать картины, где персонажи могли бы подойти к моему семейству по внешнему сходству и требовались бы не очень сложные костюмы. Мне также нравилось искать у себя дома вещи и аксессуары, которые могли быть использованы для создания живой картины. В итоге из моделей осталась я одна. И стала заставлять домашних меня, любимую, фотографировать. Они подсмеивались надо мной и нехотя подчинялись. – А над какой картиной пришлось покорпеть? – Я думаю, сложнее всего было сделать «Портрет Дарьи Семеновны Яковлевой» Боровиковского. Платье на богатой аристократке – шелковое. А как подобрать материал, чтобы смотрелся как шелк конца 18-го – начала 19-го веков? Когда я увидела картину, то сначала подумала: вот здорово, у Дарьи-то Семеновны платье, как моя ночная рубашка! Нежно-голубая! Как раз то, что надо. Нашью на нее кружева, и готово! Но не так все просто. На фотографиях эта нежная рубашка выглядела линялой тряпкой, а не платьем знатной дамы. В итоге я пробовала еще разную одежду, но все не получалось, а отказываться от этой идеи не хотелось. Тем более, что эта Дарья Семеновна, как мне кажется, напоминает меня в молодости. И вдруг я вспомнила про голубое шелковое покрывало! Пришила кружева. И вуаля! Платье знатной дамы готово! В процессе сьемки постоянно что-то вылезало, что-то отваливалось. А на спине еще и скатерть прикреплена для полноты картины,, и она тоже все время норовила свернуться в трубочку или сползти по стенке в самый ответственный момент. Еще на полотне присутствует множество мелких деталей и вещей, которые должны быть на правильных местах во время съемки. Дочки к тому времени уже уехали, а они более терпеливые, чем муж, и более внимательные. Мужу пришлось фотографировать меня не один день. Уже в процессе понимаешь, что что-то надо сделать по-другому, или, например, место не подходит, и лучше снимать в другой комнате, при другом освещении, и весь реквизит приходится передислоцировать. Я поняла, как важен свет, тени, фильтры. Пришлось и этим тонкостям научиться. Мужу было велено следить за кучей вещей сразу: чтобы кружево, ленточка, веревочка, скатерть, наклон головы, рука, цветок были все в правильных позициях, ничего лишнего не высовывалось и нужное не пряталось. Кудрявые черные волосы прелестной Дарьи Семеновны изображал хэллоуинский парик чертика с красными рожками. Рожки спрятала в волосах. И вот, когда муж облегченно вздыхает, мол, наконец-то хорошо получилось, я вижу, что у красавицы торчит красный рог. Начинаем сначала, муж меня уже ненавидит. В общем, фотографом быть нелегко, особенно когда модель все время недовольна.



Таким образом я пришла к селфи! Чтобы никого не просить и не выслушивать комментарии в свой адрес. К моему удивлению, получается неплохо. А главное, что я теперь могу пересниматься сколько моей душе угодно. Муж даже не в курсе, что я делаю, и с удивлением обнаруживает, что я все еще играю в «Изоизоляцию»! Обычно я нахожу картины, а потом уже думаю, могу ли я такое воплотить. Иногда бывает – за блюдце на картине зацепишься, потому что точно такое в кухонном шкафчике стоит, а потом к этому блюдечку весь антураж подбираешь, включая моделей. – А какие свои работы ты считаешь творческой удачей? – Трудно сказать, какая моя любимая. Отрезанная голова моего мужа получила больше всего лайков, но мне дороже те, в которые я вложила больше труда, смекалки и личных эмоций. Важна мимика, поворот головы, жесты. Когда ты воплощаешь эмоции с картины, то сама получаешь бурю эмоций. Недавно я с удовольствием делала картину Лесли «Чаепитие» («Тea» by George Dunlop Leslie). У костюма много сложных деталей, я очень долго шила и перешивала чепчик. Когда-то в молодости я много шила для себя, так как купить что-то модное было сложно в эпоху тотального дефицита. И в процессе «Чаепития» поняла, как я соскучилась по этому занятию.



– А у вас в семье кто-нибудь шил, кроме тебя? – Представь себе, прабабушка была портнихой! Когда она была еще ученицей у известной модистки, то уставала так, что временами специально бросала иголку на пол, чтобы залезть под стол и поспать хоть пару минут. Ей приходилось разносить заказы по богатым домам. А там девочки играли на фортепьяно... Так судьба моей бабушки была решена! Училась в консерватории, рассказывала, что за ней ухаживал сам Арам Хачатурян! Правда, окончить консерваторию не смогла, потому что не было пролетарского происхождения. Но она стала учительницей музыки. И мама тоже учительница, но русского языка и литературы. Когда она окончила институт, подруга помогла ей найти работу в школе рабочей молодежи. – Мама хотела учить взрослых, как в «Большой перемене»? – Нет. Просто началась борьба с космополитами – расцвел антисемитизм. Она нигде не могла устроиться. Ни в школу, ни где-нибудь еще. Столько интересного мама рассказывала, книгу можно написать. Так же, как в кино, учились целыми семьями. Потом она преподавала в ПТУ, где учились швеи. Она их называла «подранками». Почти все из неблагополучных семей. Отцы – пьяницы. Мама жалела девочек очень. Советовала им, какое кино посмотреть. А потом обсуждала с ними фильм на уроках и незаметно сворачивала на литературу. Иначе невозможно было заставить их прочесть хоть что-нибудь. Другие учителя завидовали, что на уроках литературы можно поговорить, а математику или химию будущие швеи не могли осилить. Долго потом маме открытки приходили от бывших учениц. Благодарили ее за уроки, «мы теперь в театры ходим», писали ей. Однажды я случайно нашла шахматные часы покойного папы. Папа был большой любитель шахмат, и все мое детство прошло на фоне этой игры. А накануне я посмотрела сериал «Ход королевы» – The Queen's Gambit, и он мне очень понравился, всплыло много воспоминаний детства, связанных с папой и его увлечением. И все это навело на мысль, что, наверное, есть картины с шахматными часами. Так возникло воплощение картины Марии Лавровой «Шахматы». – Я хорошо помню твои «Шахматы». Описание, как ты создавала картину, и рассказ о папе очень тронули. Многим понравилась твоя работа.


– Когда война началась, папе было 15 лет. Москву бомбили в первый раз, и дедушка решил уехать. Увез семью в геологическую экспедицию в Уфу. Папа всему научился сам. С 16-ти лет, самостоятельно обучившись, работал бухгалтером в экспедиции. Он никогда не учился ни в одном учебном заведении, кроме школы. Всему научился сам. Его ценили за опыт. Деньги хорошие получал. Для геологических журналов писал статьи. Тоже не имея специального образования. И книги бухгалтерские писал, и финансовые. В доме всегда было много книг, все читали. И когда я окончила школу, не знала, куда поступать, потому что одинаково сильно любила математику и литературу. В результате стала экономистом.


Эдуар Вюйар (Édouard Vuillard ) Mademoiselle Jacqueline Fontaine


Американская художница-иллюстратор Лючия Лернер (Lucia Lerner)

– А откуда увлечение костюмами пришло? На каждый Хэллоуин или на девичники в клубе у тебя всегда интересные костюмы и наряды. – Началось с кукол. Любила им наряды придумывать. А потом выстрою всех по росту на спинке дивана, и каждая по очереди стихи рассказывает! Затем дочки родились. Стала придумывать костюмы для них, наряжала девочек в сказочных героев. Пока муж на работе, мы играем в театр, переодеваемся. – Ааа, ну теперь понятно, откуда увлечение «Изоизоляцией»! Так сколько картин у тебя на сегодняшний день? – Двадцать шесть! – И это не предел? – Нет, конечно! – смеется Наташа.


Автор публикации Виктория Габриелян

172 views0 comments