Lady of January Aleona Isakova


Меня зовут Алёна Исакова и я счастлива открывать новый 2022 год в Женском клубе RSL в рубрике Леди месяца. Я художник. Мне кажется, я пришла в этот мир, чтобы рисовать. Я родилась высоко в горах, в древнем грузинском городе Тбилиси. Тогда это был Советский Союз, и профессиональные краски и бумага продавались только членам профсоюза художников. Но мой папа как-то раздобыл для меня коробку прекрасных ленинградских акварельных красок - настоящее сокровище для художника, и уж тем более для маленькой девочки, родившейся в СССР! Сколько помню себя, я рисую - в школьных тетрадках, на бумаге и на холсте, на ткани, даже на снегу! Маленькой девочкой я часами вглядывалась в трещинки на белом потолке в своей спальне и видела горы, корабли или диковинных зверей. Ночью в мое оплетенное сиреневой глицинией окно заглядывала луна и рисовала своим светом таинственные картины на стене. Днем солнце обливало сияющими красками южный город на берегу Черного моря, где я проводила лето у моих чудесных бабушки и деда. Сердцем я впитывала красоту неба и гор, доставала большую коробку с цветными карандашами и выплескивала свой восторг на бумагу. Первый раз мой рисунок был опубликован в газете, когда мне было всего четыре года. А в 14 лет открылась моя первая персональная выставка, и одна из картин была украдена. Кому-то слишком сильно понравился черно-белый рисунок с бригантиной в бушующем море. Когда родители переехали в Латвию, я украдкой от них целыми днями бродила по зеленым латгальским холмам и мшистым сосновым лесам. Брала с собой свои прекрасные краски и рисовала, лежа в траве. Мои рисунки тушью понравились известному художнику, и он персонально пригласил меня учиться в его студии. Это были счастливейшие два года. День за днем я писала картины и рисовала бок о бок с настоящим мастером живописи, и каждое его слово и даже взгляд направляли и снаряжали меня. Но однажды весенним днем, когда мое обучение у Яниса Симсона уже подходило к концу, я вдруг почувствовала, что задыхаюсь. Только помню, как папа нес меня на руках в больницу и мама плакала. Казалось, что в тот день, когда у меня началась аллергия на химические элементы в масляных красках и разбавителях, моя мечта - быть художником - закончилась. Настоящее призвание в жизни всегда встречает большие препятствия. Иногда они выглядят непреодолимыми, но я не хотела сдаваться. Родители отправили меня в Москву, в университет, чтобы я получила там профессию экономиста для практичной жизни. С собой я взяла свои акварельные краски и бумагу, на них у меня не было аллергии, и упрямо продолжала рисовать, рисовать, рисовать… К 25 годам у меня уже было 15 персональных выставок. Я показала свои рисунки директору известного театра, и меня пригласили нарисовать эскизы костюмов к яркому спектаклю «Маугли», потом «Три мушкетера», «Иисус Христос - Суперзвезда» и многим другим. Это выглядело как успех, людям нравились мои работы, но в профессиональном кругу мои картины называли «женскими» - это звучало как второсортное искусство. В то время художницы считались хорошими мастерами, только если по их работам нельзя было сказать, что их написала женщина. Но я женщина и горжусь этим. И я хотела творить именно как женщина! Я думаю, именно поэтому более чем на 20 лет платья стали моим главным средством и свободой выражения красоты, которую я с детства несла в своей душе. В 1991 году вместе с лучшей подругой я основала Дом высокой моды. Мои коллекции показывались по всему миру в самых потрясающих местах, таких как «Цитадель» Иерусалима, Третьяковская галерея или Риджент-холл на Оксфорд-стрит в Лондоне. Принц Чарльз назвал наше шоу в здании Парламента Уэльса «благословением для валлийском нации». Главной работой моей жизни стало создание коллекции платьев, языком высокой моды рассказывающих библейскую историю: Сотворение Мира, Рождество Христа, Заповеди Блаженства, Распятие и Воскресение. Более полумиллиона долларов и 5 лет работы нашей модной компании было потрачено на создание этой уникальной коллекции из лучших французских и итальянских тканей и кружев. Я решила сохранить ее как перевод Библии на язык высокой моды и мечтаю поместить ее в Музей Библии в Вашингтоне DC. Всем сердцем верю, что это однажды случится. Именно поэтому в 2010 году мы с моим супругом Сергеем решили переехать в США. После блестящей карьеры в сфере высокой моды, когда я оказалась в США, я вернулась к своей первой любви - живописи. Открыла магазин на Etsy, в котором с успехом продавались мои принты, и усиленно работала над тем, что-бы коллекция наконец попала в Музей Библии. Но произошла страшная трагедия - мой любимый муж, с которым мы прожили душа в душу 36 лет, внезапно умер. Это случилось во время счастливой лыжной прогулки. Я думала, что умру сама. Но вера в Бога спасла меня. Мое сердце, глубоко укорененное во Христе, осталось целым. Я переживала поддержку Неба каждую секунду. Вместо антидепрессантов я на полгода вперед заплатила тренеру по силовой гимнастике и, таская гантели, чувствовала, как мои эмоции приходят в норму. Вместо снотворного я три раза в день отправлялась на тропу у скалистого ручья неподалеку от моего нового светлого дома в Crozet VA, куда я переехала поближе к любимым внукам и моей замечательной дочери Алисе. Я ходила по 10 -15 километров в день в любую погоду. Когда рушатся все основания твоей жизни, ты вдруг ясно видишь, что же на самом деле самое главное. Улыбки детей, музыка, поэзия, мои краски и холсты, мои родные, друзья - новые и старые - сохранили меня от впадения в отчаяние. И благодарность. Как только печаль наваливалась и перед глазами вставали воспоминания, я благодарила - Бога, жизнь, судьбу за все то прекрасное, что было, и за то, что есть и еще будет. Благодарила и улыбалась. Моя улыбка спасла меня. Сейчас, когда я восстановилась, больше всего я хочу не забыть, что является главным в жизни. Огонь моего горя изменил меня, я чувствую, что за этот год я выросла в своем творчестве, в вере, в надежде и любви. Я художник, и живопись стала путем восстановления для меня. Живопись - мои крылья и моя гавань, когда я пишу картину, я как будто оказываюсь в другом измерении, я вижу сердцем краски горнего мира и стараюсь перенести их отражение на холст. Мой учитель живописи говорил мне, что абстракцией художник может начать заниматься, только когда станет настоящим мастером. Я получила гражданство США по визе EB1-1 (также известной как виза Эйнштейна) - для иностранных граждан, демонстрирующих выдающиеся способности в своей области, будь то наука или искусство. Ну, раз эксперты американского правительства решили, что я мастер, то я могу наконец заняться абстрактной живописью, тем более что аллергия на масляные краски у меня прошла после рождения дочери. Абстрактная живопись всегда завораживала меня, это музыка в красках и линиях. Абстракционизм говорит и звучит ярче, чем слова, и обращается прямо к сердцу зрителя. Написать хорошую абстрактную картину труднее, чем фигуративную, ты практически не можешь контролировать процесс творчества. Это всегда чудо и невероятная радость, когда тебе удается выразить красками мелодию, которая звучит в твоем сердце. И я бесконечно счастлива и благодарна, что могу писать мои картины, танцуя с кистями в руках и выплескивая на холст свое восхищение красотой этого прекрасного мира, делиться радостью, которой наполняется мое сердце, когда я вижу улыбку ребенка, восход солнца и небесную линию голубых Аппалачских гор в моем окне. Мои картины наполнены благодарностью за этот невероятно прекрасный мир и надеждой, что все будет хорошо. Спасибо

324 views0 comments

Recent Posts

See All