У меня ТРОЕ детей!





Интервью с Натальей Вайнштейн

- В шестнадцать лет я уехала из любящей, дружной семьи в чужую страну, где я никого не знала и рядом не было ни одного близкого человека, - начинает свой рассказ Наталья Вайнштейн.

Я пригласила Наташу на интервью, потому что в течение последних шести лет она не перестает меня восхищать. Один раз, второй, третий!!! Мама с тремя маленькими детьми. Все трое от доноров. Все дети появились на свет желанными и растут с любящей матерью. Растит одна, без помощи. Наоборот, помогает другим. Кроме того, не просто рожает детей для себя, а делает все обдуманно, не рассчитывая на государство, родителей, родственников, а только на свои финансовые и физические возможности.

У Наташи все продумано. Дом есть, и карьера есть (Information Technology, strategyконсалтинг и услуги в построении карьеры, включая помощь в создании резюме), соответственно, и возможности для воспитания детей. Как не восхищаться ею!

Поэтому я задаю первый и естественный вопрос:

- Из какой ты семьи, Наташа?


- Из самой обыкновенной московской еврейско-украино-русской семьи.



Родители – инженеры. Нас было трое детей. Я - старшая. Брат младше меня на три года, сестра почти на девять лет. To, что нас было трое, конечно, сыграло свою роль в моей жизни: я всегда хотела иметь большую семью, где бы было много детей. Я помню нескончаемое детское счастье, когда мы всей семьей мчимся на стареньких папиных жигулях на рыбалку, или кататься на лыжах, или на дедушкину дачу. Рядом с папой мама с потертыми картами, мы на заднем сиденье: я, брат Саша и маленькая Маша. Наташа, Саша и Маша!



Каждое лето нас отправляли в пионерлагерь. Папа устраивался туда же физруком, чтобы мы были под присмотром. Спорт всегда был важен в нашей семье. Папа играл в теннис, хоккей, бегал зимой на лыжах, коньках. В школе я очень любила бег на лыжах, даже участвовала в лыжных соревнованиях. Кроме спорта, нас с братом, а потом и младшую сестру, отдали в музыкальную школу и ансамбль грузинского народного танца «Колхида».

- Почему грузинский ансамбль? В вашей семье есть что-то грузинское?

- Ничего, кроме темных волос! - смеется Наташа. - Для меня спорт был очень важен, но и танцевать хотелось. А у папы был знакомый, который тоже не был грузином, но танцевал в этом ансамбле. Вот папа и привел нас туда. Это был прекрасный ансамбль. Мы много и серьезно занимались (три раза в неделю), выступали, ездили на гастроли. Выступали в Кремлевском дворце, в Зале имени Чайковского, на городских мероприятиях. В Финляндию ездили на гастроли. Танцы и сцена всегда присутствовали в моей жизни. Уже здесь, в Америке, в колледже я играла в мюзиклах, пела в хоре. Два года играла в театре «Синетик» у Пааты и Иры.

- Наверное, тебя взяли в ансамбль из-за больших черных глаз с поволокой.



- В ансамбль брали всех: и грузин, и русских, и евреев! В нашем ансамбле занималась Катя Гусева. Знаешь такую российскую актрису?

- Конечно, знаю.

- Вот она тоже выступала в этом грузинском ансамбле. Мы с ней были в одной группе и очень дружили, до сих пор поддерживаем связь. А солировала во многих танцах светловолосая русская девочка Лена. Ей, как и всем, надевали парик с косами - и вперед! Руководителя нашего ансамбля звали Реваз Александрович Джаниашвили. Ему уже 98 лет, но он почти такой же, каким я его помню. Не меняется. В ансамбле меня в шутку называли Вайтейншвили.


Потом к спорту, музыке и танцам у меня добавился английский. У нас в семье был стандартный еврейский «детский» набор: спорт, музыка, танцы, английский. Одним словом, детство у нас всех было очень насыщенным: ни одной свободной минуты.



До того как я пошла в школу, мы жили то с одними бабушкой-дедушкой, то с другими, как и многие в московских работающих семьях. Потом, когда я пошла в первый класс, мы переехали. У нас была двухкомнатная квартира в районе Бибирево/Алтуфьево. В одной комнате родители спали, в другой - мы все трое. Детскую мебель папа сделал сам. Многие вещи для нас были перешиты мамой из взрослых. Я все время носила чьи-то вещи, кто-то из родственников то куртку отдаст, то шапку. Помню, зима, мороз, а у меня нет сапог. Мама пошла в магазин, отстояла в очереди на морозе. Когда подходила ее очередь, она позвонила мне из автомата, чтобы я прибежала примерить сапоги. И уже без капризов брали то, что есть. Помню, один раз купили на два размера больше тяжелые сапоги «цвета детской неожиданности»: что-то такое страшное между желтым и коричневым цветом. Но ни мы, дети, ни родители не ставили вещи на первое место. У нас на первом плане были впечатления, спорт. Невзирая на то, что полки магазинов были пустыми, наш дом был очень гостеприимным. В нашей квартире постоянно собирались гости. Счастливое, яркое детство в эпоху всеобщего дефицита!

Мы с папой всегда дружили, я больше всего времени проводила с ним. Благодаря ему я люблю коньки, беговые лыжи. Папа никогда не боялся пробовать что-то новое. Думаю, именно от него я унаследовала это качество: не бояться ничего. В Америке я два года проработала инструктором по горным лыжам. Я благодарна папе за спорт. А еще за математику. Помню, как мы сидели ночами, и он мне объяснял логику (Boolean logic). Мне было всего десять лет. Возил меня подростком в информационный центр к себе на работу. Все выходные он проводил с нами, никогда не уходил «по делам». Как-то папа мне сказал, что мы были и есть смысл его жизни. Других дел у моих родителей не было. Они жили нами.

И с мамой отношения всегда были хорошими.



Мама очень заботливая, теплая, она всегда ставила нас на первый план. Потом наши с ней отношения еще больше потеплели и стали более близкими - когда я уже сама мамой стала.

Было много советов со стороны родителей по поводу моей личной жизни, я их не слушала… Но как же они оказались правы!

- А с братом и сестрой ты дружила?

- С братом в детстве складывались непростые отношения, а сейчас мы довольно близки, несмотря на расстояние. Я была маленькая, не понимала, что надо принимать его таким, какой он есть, не всегда знала, как включать в свои дела и мероприятия. Саша умный, очень успешный, помогает родителям. Я знаю, если что-то случится или мне что-нибудь понадобится, он сядет в самолет и прилетит. С сестрой у нас более похожий эмоциональный склад. Я ее нянчила с рождения, гуляла с ней одна, возила ее в коляске. Мы очень привязаны друг к другу.



Мама говорила мне: «Если ты действительно не представляешь своей жизни без детей, то делай все, чтобы они у тебя были. Мужа иметь необязательно». Вся семья меня поддерживала в моем решении. Я не помню, у кого первого появилась эта идея: родить от донора. Я не хотела искать партнера, чтобы только родить, потому что считаю, что это неэтично: использовать кого-то. Ведь второй родитель тогда тоже будет иметь права на ребенка. Если отношения не сложились, могут возникнуть ситуации, которых я очень хотела избежать. Анонимное донорство, решила я, это то, что мне нужно. Лучше пусть будет один родитель, зато любящий и заботливый. Если дети захотят узнать, кто тот человек, который дал биологический материал, они могут написать запрос в банк после 18-ти лет и получить информацию. Я считаю, что у моих детей должен быть выбор, поэтому специально выбрала доноров, которые дали согласие на разглашение информации о себе.

- А была ли ты замужем?

- Была! И не один раз!

- Тогда давай все по порядку.

- Я училась в математическом классе в московской школе № 757. Но аттестат так и не получила. В 1991 году, когда случился путч, родители оказались в Америке, в гостях у папиной одноклассницы в Бостоне. А мы были в пионерлагере и у бабушки на даче. Многие, кто оказался в этот момент за границей, остались, но мои родители вернулись - ради нас. И вот однажды, в конце моего 10-го, предпоследнего класса, папа зашел в нашу детскую, присел ко мне на диван и спросил: «Как ты смотришь на то, чтобы полететь поучиться и пожить в другую страну? Не говоришь на их языке, никого из знакомых нет?»Папа сказал тогда, что моя задача - закончить там последний класс школы и поступить в колледж. Они рассчитывали, что я поступлю в хороший американский колледж, окончу его, а потом вернусь в Россию и найду хорошую работу. Я согласилась. Я понимала, какие трудности меня ждут, но с нетерпением ждала поездки. Папа взял в долг у брата 2000 долларов, чтобы оплатить мой билет и страховку, и дал мне с собой 200 долларов на экстренный случай. И я улетела в Америку. В последний класс школы и в незнакомую семью, в которой не знают ни слова по-русски. Главное, думала я, за год разобраться, как поступить в колледж.

Как только я вышла в аэропорту Даллас в Вирджинии, еще спускаясь по трапу самолета, я решила: кровь из носа, я остаюсь. На одну ночь нас поселили в отеле«Шератон» … Знаешь это высотное здание на Седьмой дороге?

- Знаю, с него открывается великолепный вид. Когда ясная погода, можно даже Капитолий разглядеть.

- Вот именно. Я стояла у окна, смотрела на этот город передо мной и понимала, что я дома. Америка - моя страна.

Потом нас распределили по семьям. Мои родители надеялись, что я окажусь в Бостоне, у их подруги. Но по той программе, по которой я уехала, было важно, чтобы мы жили в семьях без носителей нашего родного языка и не в больших городах. Мне досталась семья в штате Западная Вирджиния, в городке Спенсер. Огни, широкие хайвеи, высотные дома остались в столице, меня встретила сельская местность. В Спенсере не было никаких развлечений, кроме церкви. Но скучно не было, так как передо мной стояла цель - учить язык, поступать в колледж. Моя принимающая семья были очень теплые, добрые люди, по возрасту ближе к моим бабушкам и дедушкам, я очень благодарна им.


Принимающая семья



Через некоторое время я поняла, что и в Америке нужно завязывать полезные знакомства,иначе ничего не получится. Надо искать кого-нибудь, какие-нибудь организации, кто оплатит хотя бы первый семестр в колледже. В хайскул я училась на «отлично», но кто об этом знал? Я стала ходить в церковь - единственное место в Спенсере, где проводились культурные мероприятия и была хоть какая-то активность. Там я познакомилась с другими семьями.

И вдруг в Спенсер приезжает оркестр из Калининграда. Мне позвонила дочь тех людей, у которых я жила, и спросила, могу ли я быть переводчиком. Я, конечно, согласилась. Нам за это достались бесплатные билеты на этот концерт и, по-моему, ужин в ресторане. Я стала думать: их же какая-то организация пригласила с концертом, значит, мне надо познакомиться с этими людьми.

- Не знала, что ты была так одинока в Америке.

- На самом деле я даже не замечала этого. У меня была цель, и я двигалась к ней.

Незадолго до этого концерта в моей школе какой-то чиновник произносил речь перед старшеклассниками на тему лидерства и что делать после окончания школы, куда идти учиться и работать. В завершение сказал: если есть вопросы, пишите записки. Я и написала. Мол, зовут Наталья, учусь на одни пятерки, хочу поступить в институт, а денег нет: семья в России, живу в принимающей семье. И еще описала, как я летела из России в Америку. Ответа не последовало. Но когда я пришла на концерт калининградского оркестра, я вновь увидела этого чиновника. Его звали Джеймс Маккалум, и он оказался президентом Совета директоров по образованию штата Западная Вирджиния: через этот совет проходят все финансовые потоки, предназначенные на университеты, колледжи и школы. Я подошла к нему и представилась. И он вдруг воскликнул: « Вы та самая Наталья, которая написала мне записку и рассказала о своем путешествии из России в Америку! Я искал вас! Вы же не оставили фамилии!! Мне очень понравился ваш рассказ!» Этот человек помог мне получить стипендию на обучение в небольшом колледже, где я проучилась три с половиной года. Потом я перевелась и закончила University of Maryland,получив степень Bachelors in Computer Science (программирование). Я очень хотела переехать в большой город.


Первого своего мужа я встретила рано. В семнадцать. Он был старше на семь лет. Сначала все было хорошо. Это потом я поняла, что мы не подходили друг другу. Но я долго не могла разорвать эти отношения. Они длились долго - десять лет. Мне было уже двадцать семь, когда мы наконец расстались. Меня спасла моя цель: сделать карьеру в Information Technology consulting. И я сконцентрировалась на обучении. Окончила университет, нашла хорошую работу (Masters in Computer Science from Johns Hopkins, затем MBA Georgetown University). Получала образование и работала одновременно.

Но мне всегда хотелось иметь семью. Такую, как у моих родителей. Только я не понимала, где и как надо искать мужчин.

Карьера шла в гору, а с личной жизнью ничего не получалось. Как строить карьеру, я понимала, а как строить отношения с мужчинами - нет. И не было никого рядом, чтобы поговорить и объяснить мне, как надо действовать.

Второй муж был шеф-повар в армии, хороший человек, но в жизни у нас были разные цели. Мы встречались четыре года, обсуждали, планировали семью, но когда после нескольких лет брака я попросила его сдать тесты, потому что никак не могла забеременеть, он вдруг заявил, что не хочет детей. И это было для меня шоком. Между нами были какие-то шероховатости, но мы очень хорошо ладили. Его заявление просто убило меня. Я долго плакала, но решила, что мне важнее иметь детей, и подала на развод. Он оказался порядочным человеком. Мы разошлись без взаимных претензий.

С возрастом я поняла, что я - вот такой человек и надо искать того, кто примет и полюбит меня такой, какая я есть. Последние отношения с мужчиной были замечательными. Он был умный, спортивный. Но когда я объяснила, что мои часы тикают, он решил, что серьезные отношения ему не нужны. А мне уже тридцать восемь…

И я сказала себе: ну ладно, чтобы иметь детей, муж как бы и не нужен. Я дала себе год прийти в себя. «Перескорбеть». Мне нужно было, чтобы у меня был позитивный настрой, прежде чем идти к доктору. Тесты все уже были сделаны, оставалось найти банк и выбрать донора. Год я гуляла, укатывалась на лыжах, утанцовывалась на всех фестивалях сальсы.



Даже на какие-то свидания ходила. А про себя решила: 15 апреля иду к доктору. Честно сказала сама себе: не надо зацикливаться на мужчинах, не надо плакать, а надо запрыгнуть в последний вагон уходящего поезда и рожать ребенка. И если у меня не получится родить, то пойду в агентство и буду усыновлять. Но этот вопрос отпал, потому что в день моего рождения мне позвонили из клиники и сообщили, что я беременна. И все будет хорошо. Когда мне исполнилось сорок лет, моему первому ребенку - Арону - было четыре месяца. И счастливее меня не было никого на свете!

Сейчас у меня трое детей.



Арону уже шесть, Аве – три, Авроре шесть месяцев.

- А как твои родители относятся к внукам?

- Обожают!

- А у твоих брата и сестры дети есть?

- К сожалению, нет. Мы в семье шутим, что Наташа за всех отрабатывает.

- То есть твои дети - единственные внуки у твоих родителей?

- Да.

Одна из причин, почему я не хотела рано иметь детей, - это финансовая сторона. Мне хотелось быть более подготовленной. Я понимала, что нужна хорошая стабильная работа и постоянный доход. Поэтому я создала свой собственный бизнес. И сейчас занимаюсь не только компьютерными технологиями, но и недвижимостью.

Работу свою я очень люблю, люблю эту сферу деятельности. Мне нравится преодолевать трудности, растить бизнес. Очень нравится помогать другим людям, поэтому преподавать и помогать с выбором карьеры - это приносит большое удовольствие. Когда люди пишут потом, что вот мы нашли работу после того, как ты научила, как отредактировать наше резюме, это замечательно.


- Дети подрастут, спросят, где их папы. Что ты будешь отвечать?

- Я хочу, чтобы для них это было обычной, нормальной историей. Они же видят, что у других детей есть папы. Арон уже интересуется.



Перед тем, как делать процедуры, клиники обязывают таких женщин, как я, пройти консультацию у психолога, чтобы убедиться в нашей эмоциональной стабильности, и чтобы мы знали, на что идем. Психологи учат всегда говорить детям правду, подходящую для возраста. Спрашиваютнас: без кого тебе будет хуже - без партнера или без детей? Ты же заводишь ребенка для любви, а не чтобы заполнить свою эмоциональную брешь, говорят они.

- Это верно. Мы все ищем любовь.

- Вот я и говорила своему сыну чуть не с рождения: мама не нашла хорошего папу вовремя, поэтому пошла к доктору. Потом, когда Арон чуть подрос, года в три, рассказала, что попросила семечко у дяди-донора, чтобы мамино яичко развивалось и в нем рос ты. Видишь, показала я Арону, у тебя два мешочка висят, там семена. Доктор попросил дядю и взял у него семена, но я этого дядю не знаю. Арон тогда скорчился и сказал, что не хочет,чтобы у него доставали так семена. Конечно, говорю я ему, семьи бывают разные. Бывают мама и папа, бывают два папы, две мамы. Даже книжки есть такие, где рассказывается, как появляются дети. Ава еще не спрашивала. Но тоже видит, что папы приходят за детьми в детский сад. Я объясняю, что у нас такая семья: мама и три ребенка. Зато у нас есть и бабушка, и дедушка, и дядя Саша, и тетя Маша. То есть фокус такой: лучше быть, чем не быть.

- А если бы ты жила в Москве? Ты бы тоже так поступила?

- Да, я бы сделала то же. Я себя там, правда, совсем не вижу, но если бы я так сильно хотела иметь детей, то поступила бы так же.

- Ты сама рожала?

- Всех троих сама, да. Почти сорок было, когда Арон родился. Я могла бы нанять дулу, но решила рожать сама. При первых родах со мной была сестра и очень мне помогала.

Я была в какой-то эйфории, когда впервые взяла моего ребенка на руки. Были, конечно, моменты, когда я думала: что я делаю, я принесла ребенка в мир без папы. И растить буду одна, без помощи мужчины. Я дала себе время поплакать, пожалеть себя. А потом представила: сколько женщин на свете не могут родить, а у меня и дом, и карьера, и понимающие родители, которые приедут в любой момент. Перестань себя жалеть!

Я не могу сказать, что мой вариант лучший. Но, с другой стороны, не будет разводов, деления детей, манипулирования ими, стрессов и разладов по поводу их воспитания.

- Я понимаю, тебе уже было почти сорок, «часы тикали», ты не представляла свою жизнь без ребенка. Появился сын! Я понимаю. Но трое!

- Я подумала, что Арону нужен брат или сестра. Я сама росла в большой семье. Но получилось не сразу. После Арона у меня случилась замершая беременность на 20-й неделе. И эта боль от потери была такой страшной, что все отошло на второй план: какие-то там мальчики не позвонили, на свидание не пригласили. Вот тогда я поняла, какая это ерунда. А потом родилась Ава.



Мама отговаривала меня от третьего ребенка. Но прилетела помогать, когда узнала,что родится еще одна внучка. Я сказала ей только на 24-й неделе беременности, потому что хотела убедиться, что все идет по плану. Мама переживает, что у меня совсем не хватает времени на себя. А я шучу, что у меня своего времени было почти сорок лет. А сейчас я хочу свое время посвятить детям, а потом, когда они вырастут, опять можно будет заняться собой.

- А потом пойдут внуки!

- Верно!

- Как ты считаешь, твои дети смогут получить все, что ты желаешь им дать?

- Сейчас, когда у меня трое детей, конечно же, я понимаю, что они не просили быть рожденными, это полностью моя ответственность - предоставить им качество жизни, которого они достойны. Для меня финансовая свобода важна, но не в материальном плане: я хочу, чтобы они выросли здоровыми, образованными, спортивными, креативными. Чтобы мы могли путешествовать, узнавать новое. Они уже обеспечены. У каждого есть квартира. Их я пока сдаю. Я очень скрупулезно составляю бюджет и слежу за расходами.

- А как ты имена детям выбирала?


- Хотелось дать короткие, звонкие, универсальные имена. Арон-Александр - лидер, вождь и защитник. Старшая дочь – Ава-Афина. Ава означает птичка, жизнь. Афина - богиня мудрости. Ая-Аврора - младшая дочь. Ая у евреев и японцев - красота, а Аврора - это рассвет.




Я обожаю быть мамой. Конечно, немало трудных моментов, когда нужно что-то объяснять. В воспитании необходимо много терпения. И физически приходится много всего делать, но мне это очень нравится. Просто обожаю возить детей куда-то всех вместе. Они у меня веселые и, как и я, любят приключения. Сама я наделала много ошибок в отношениях с братом, поэтому стараюсь привить своим детям привязанность и любовь друг к другу. И очень радуюсь, когда Арон и Ава говорят, что они лучшие друзья. И пусть всегда так будет.