Трепетная душа. Интервью с Тамарой Мануковской

Updated: Nov 1, 2021




Однажды к нам в клинику пришел пациент. Скрипач средних лет. Жаловался на необъяснимую тревогу, учащенный пульс, тахикардию. И я, наивная девушка, предположила: «Возможно, это трепет перед сценой?» Никогда не забуду его улыбку.. В глазах скрипача я прочла: «Детка! Как вы наивны!» Но вслух он с сожалением сказал: «Давно уже исчез тот трепет перед сценой…»

Об этом уникальном трепете мы и говорили с прекрасной Тамарой.


Я немного опоздала на интервью - задержалась на работе. Подъезжая, обнаружила припаркованный на нашем драйвее огромный вэн, закрывающий въезд в гараж. Изумлению моему не было предела, когда оказалось, что этим огромным полуавтобусом, полудомом на колесах управляет хрупкая балерина. Тамара рассмеялась, увидев мое лицо:

- Этот автомобиль - наша с мужем пенсия.

- ???

- Когда мы вырастим дочь, то продадим дом и поедем куда глаза глядят. Вэн полностью оборудован: есть и спальня, и кухня, и ванная, и все что надо для долгих путешествий. Мы с мужем очень спортивные, любим путешествовать, нам не нужны капитальные стены и крыша. Пару дней назад мы вернулись из трехнедельной поездки по паркам Америки. И наша годовалая дочка была с нами. Она очень активная девочка.! У кого ребенок встречал рассвет и свой девятимесячный день рождения на горе - символе Юты ? А наша дочь встречала! Мы совершили восхождение на Delicate Arch в Arches National Park вместе с ней!


Нам с мужем нравится открывать новое. Наш любимый вопрос: что ты нового узнал/узнала? Каждый день задаем его друг другу.

- Надо будет моему мужу рассказать. У него любимый вопрос: «А что у нас на обед?»

Тамара улыбается:

- Год назад родилась наша дочка Ellie. Так что у нас много нового каждый день.


С Тамарой Мануковской мы встретились в первый раз «живьем». Познакомились и общались до этого в Фейсбуке. Мне стало интересно поговорить с профессиональной балериной и педагогом балета, выпускницей знаменитого Саратовского хореографического училища.

Даже во время интервью Тамара не откидывается на спинку дивана, держит спину ровно. Кареокая, с изогнутыми дугой бровями, с темными волосами – достойная дочь Кубани.

- Да, я с Кубани - богатой и прекрасной, - рассказывает Тамара. - Родилась в Краснодаре. В нашей семье были сербы, молдаване, поляки, украинцы, русские.

Прапрадед и прадед Мануковские

Люди разных судеб: были белые офицеры, были профессиональные домохозяйки, которые обучались домоводству в специальных учебных заведениях.

Справа: прабабушка -танцовщица музыкального театра г.Тобольск, 1929 год.



Мама – инженер морской геофизики, работала в НИИ. Папа - тренер по спортивной гимнастике, мастер спорта.

С гордостью и трепетом рассказывает Тамара о своей Alma Mater.

- Саратовское хореографическое училище было одним из лучших в Союзе, наряду с московским, Вагановским в Ленинграде и пермским.

Эти четыре училища готовили непревзойденных, известных на весь мир артистов балета.


- А как все у тебя начиналось?

- А начиналось с МАХУ - Московского академического хореографического училища. Сейчас это Государственная Академия хореографии. федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования, старейший российский театральный вуз.

- Как кубанская девочка попала в элитное балетное училище при Большом театре?

- Балет начался в моей жизни, как у многих, с кружка танцев при Доме культуры. В школе меня пригласили еще и в спортивную секцию по художественной гимнастике. Тренер заметила мои способности к танцу и посоветовала маме попробовать «поступить меня» в профессиональное училище балета. Она сказала, что у меня «открытый пах», выворотность суставов и надо заниматься профессионально. Эта выворотность - кстати, небольшая патология опорно-двигательной системы - является обязательной составляющей и очень помогает в балете.

Мы с мамой поехали в Москву, поступать в МАХУ - так тогда, в 1986 году, называлось это знаменитое учебное заведение.

(Немного истории. Балетное училище было создано в 1773 году Екатериной II как «Классы театрального танцевания». Оно много раз меняло свое название, но уровень образования и подготовки оставался в течение столетий на самом высоком уровне - благодаря, конечно, прекрасным педагогам и сильным традициям. Из этого училища (согласно Википедии) вышли 25 народных артистов СССР, 8 народных артистов РСФСР, 20 народных артистов России. Среди выпускников: Дарья Лопухина, Майя Плисецкая, Вячеслав Гордеев, Владимир Васильев, Екатерина Максимова, Андрис Лиепа, Нина Ананишвили, Николай Цискаридзе и многие-многие другие. Вся слава нашего балета!)


Поступила я с легкостью: все, что нужно будущей балерине, у меня было: помимо способностей - анатомические данные, крепкое здоровье, музыкальность, танцевальность, обаяние. Конкурс огромный: 100 детей на место. Всего было 4 тура. Я прошла два тура за один и поступила. Из 800 поступающих в моем потоке приняли только четверых иногородних: двоих из Украины и двоих из России.

Да, поступила я с легкостью и подумала, что попала во что-то веселое и простое, вроде пионерского лагеря. А началась восьмилетняя «каторга».

- Звучит как-то страшно.

- Так и было. Сколько раз я слышала за эти долгих восемь лет: мы не можем больше выносить эту ужасную физическую нагрузку, мы бросаем, мы уходим. Но никто не бросает, «через не могу» идут вперед и заканчивают. И мы, артисты балета, никогда об этом не жалеем. Училище воспитывает самодисциплину, силу духа, выносливость. Высокая конкуренция между учениками развивает честное отношение к выбранной профессии.

Но было очень трудно - каждый день. В десять лет, совсем еще ребенком, я оказалась в чужом городе, без мамы, без папы, одна в интернате.. У меня дома было все, все меня любили, я была единственным, любимым ребенком; но, к сожалению, мне никто не объяснил, куда я попала. С детьми надо разговаривать. Я же думала, что это какое-то веселое приключение. Мне никто не объяснил, что я поступила в лучшее училище в мире, что я - счастливица, что мне в жизни повезло, что ко всему в этом новом для меня мире надо относиться с трепетом.

- То есть вы даже не осознавали, что оказались в таком учебном заведении, куда обычно готовят своих детей с рождения?

- Нет, не знала и не понимала. Взрослые не объяснили, как мне в жизни повезло, что мне выпал ШАНС!

- Возможно, это и хорошо? Если случались неудачи, вы не отчаивались.

- Возможно, - улыбается Тамара. – Самое важное для меня было – не подвести маму. Для нее - и для себя, конечно - я старалась до седьмого пота. Натирала мозоли, набивала шишки. Танцевала и танцевала. Я хотела, чтобы мама гордилась мной.

У меня до сих пор перед глазами прощание с мамой. Для нее было ужасно - оставить своего единственного ребенка в Москве. Она смотрела мне вслед, а я ушла по коридору и даже не обернулась. Я знала, что она плачет. Hе обернулась, потому что, раз решилась, то надо идти вперед и не оглядываться.


В классе у нас было 10 девочек и 10 мальчиков. Только двое иногородних, остальные москвичи или те, которые не жили в интернате. Их родители смогли переехать с ними в Москву.

Училище дало мне, девочке из Краснодара, большие возможности. Нас водили в музеи и театры. Кроме общеобразовательных школьных предметов, мы изучали специальные:

- 8 лет музыкальной школы по фортепиано

- история искусства

- история музыки

- народно-сценический танец

- дуэтный танец

- классика (занятия балетом)

- мастерство актера

- искусство грима

- разучивание номеров и исполнение


Но не было никого рядом, кто бы объяснил, что, если педагог с тобой строг, расстраиваться или обижаться не стоит. Если ругают, это хорошо, потому что только так из нас что-то получится. И я не выдержала… Я вернулась в Краснодар, плакала и просила не отвозить меня обратно. Мама была очень расстроена. Она умоляла меня закончить образование и получить диплом.. Уже не помню, какие слова мама нашла, какие доводы… И я поехала в Саратов и восстановилась в балетном училище.


Я так благодарна маме, что она убедила меня окончить обучение.

Никто из тех, кто прошел училище, не скажет, что это - потерянные годы. Мы все время были заняты уроками, не было времени на глупости или лень. Наши педагоги были нам как мамы и папы. Никто из учителей не уходил домой со звонком. Они столько своего личного времени проводили с нами. Я всегда говорю родителям своих учеников: не бойтесь отдавать ребенка в училище, если он считает, что справится. Не важно, в какое: хореографическое или военное. Но вы должны рассказать ребенку, что будет трудно. Эти трудности закаляют характер. Как говорила великая Майя Михайловна Плисецкая, характер - это судьба. Моя ученица поступила в Вагановское училище, и родители отправили ее в Россию из Америки.

- Неужели?

- Да, не побоялись отпустить ребенка в другую страну. Потому что у нее мечта. И девочка готова ради балета, своей будущей профессии, много работать.

Мы с десяти лет учились принимать самостоятельные решения, отвечать за свои поступки. Нас учили уважать старших - наших педагогов. Это традиция училища: надо слушать учителя. Как гласит японская мудрость: «Отойди от своего учителя на шаг, чтобы не наступить на его тень». С таким же уважением и к нам относились. С десяти лет нас называли на «вы». И если даже некоторые выпускники не связали свою жизнь с балетом, они становились одними из лучших в выбранных профессиях, достигали высот на других поприщах. Балет учит не бояться никого и ничего. Балет - это ежедневный тяжелый труд. Лентяев в балете нет. Поэтому и в других профессиях мы можем состояться. С раннего возраста мы умеем трудиться и стремиться к успеху.

Па-де-труа из балета "Лебединое Озеро"


- Но не все же становятся знаменитыми.

- Конечно, нет. Так же, как и в других профессиях. Я очень стеснительный человек и никогда не хотела быть известной. Все, чего я хотела, это делать свою работу как минимум на 5 с плюсом. Для меня это счастье - когда работа выполнена великолепно, чисто и честно. Не все художники становятся знаменитыми, не все писатели, - Тамара подмигнула.

- Камешек в мой огород? Хорошо, что я не считаю себя писателем. Я же не профессиональный литератор.

- А я профессиональная балерина. Балет - моя профессия. Любимая.

- Так что же происходит с теми, кому не повезло стать знаменитыми? Остаются в кордебалете?

- Вы думаете, кордебалет - это просто? После училища я вернулась в Краснодар, и меня поставили в «Лебедином озере» в «Танец маленьких лебедей». А там такая скорость!

Сдав государственный экзамен и получив диплом, думаешь - ну вот, теперь я могу все! Приходишь в театр и понимаешь, что вот только сейчас начинается настоящая нагрузка и испытания! Мне тут же пришлось учить все корифейные партии: и танец венгерской принцессы, и испанской принцессы, и русский танец. У меня так болели ноги! В выходной не было сил подняться с кровати.

Но вы правильно сказали: кому-то не повезло. Мы все выпустились из училища с приблизительно одинаковыми возможностями. Но кому-то улыбнулась удача, а кому-то – нет.

Кот и Кошка. "Спящая красавица"


- Что случается с теми, кто не продолжил танцевальную карьеру?

- Я одна из них. С первых дней в училище нам говорили: ребята, готовьтесь к пенсии. Чем вы будете заниматься, когда танец закончится? И после балета есть жизнь. Кому-то не хватает здоровья. Кто-то с головой ушел в семью, в бизнес. Не все даже после хореографического училища продолжают служить этому делу. Я была лучшая в классе. Меня всегда легко брали на работу. С 18-ти лет я материально помогаю маме.

Когда в Большом театре случился скандал и Григоровича отстранили от работы, он уехал в Краснодар. Создал свою труппу "Григорович балет" и с ней объездил весь мир. Я попала в труппу Григоровича.

Великий Юрий Николаевич Григорович

Это была большая удача. Родной город и знаменитая труппа!


В первой линии Тамара Мануковская великими (в балете иерархия, солисты в первой линии на поклоне). Справа: артист балета, балетмейстер.

Заслуженный артист РСФСР Ю.Васюченко, далее, Ю.Н. Григорович. Слева: заслуженный артист РСФСР А.Страхов - партнер в балете "Раймонда".


Еще будучи в училище, я уехала в Америку по обмену и вернулась с контрактом на работу в американской балетной труппе. В 90-х годах мама потеряла работу, а я в театре получала всего 100$ в месяц. И я решила воспользоваться американским предложением. Я уехала в США. Приехала я по визе «талантливые люди» и в этом же году выиграла в лотерею «зеленую карту» - вид на жительство. Я рада, что мама тоже перебралась в Америку и теперь живет недалеко от нас, в Вирджинии.

Многие жалуются, что начинали жизнь в Америке с нуля, что приходилось мыть дома и параллельно учиться, что с оркестром и красной дорожкой их не встречали. Но мне опять повезло. Меня встречали «с красной дорожкой» - я сразу стала ведущей солисткой в небольшой балетной труппе Renaissance Ballet в Северной Каролине.

Наш балет много выступал и гастролировал по разным штатам.

Но грандиозного в Renaissance Ballet ничего не случилось. Семью я всегда любила больше, чем балет. Мне важно было вернуться домой и сесть с семьей за стол ужинать. Да и поддерживать форму, находиться постоянно на диете было нетрудно, но скучно.

- Насколько я знаю, существует огромная разница в финансировании балета в России и в Америке?

- Да, это так. В Америке искусство и культура не спонсируются государством. Балетные школы все частные, существуют в основном за счет учеников. Театры - за счет спонсоров. И, если спонсор умер или передумал, то денег на существование театра или оркестра, к примеру, нет. Здесь нет профессии - артист или музыкант. У всех деятелей искусств есть, как правило, еще одна профессия, которая их кормит. Все на жизнь зарабатывают чем-то еще. Преподаванием, например. С появлением ковида такие, как мы, люди, занимающиеся искусством, лишились работы. Все везде закрылось. Но никто не умер из-за того, что Большой театр закрылся. Артисты Большого получали зарплату и на карантине, потому что их спонсирует государство. А в Америке все просто: нет спектаклей - нет зрителей - нет зарплаты.

- Как с нагрузками в Америке?

- В Америке репертуар небольшой, и нагрузки здесь намного меньше. В российском театре каждый день репетиции, раз в неделю, а то и чаще – спектакль. Там надо постоянно быть в форме. Зато в России, приходя в театр, я открывала тяжелую дубовую дверь и поднималась по мраморным ступеням, а в Америкe мы занимались в помещении, предназначенном под склад - там был оборудован репетиционный зал. Вот скажите, Виктория, как можно прыгнуть в помещении, не рассчитанном на работу танцовщиков, где потолок низкий? Работа в «гараже», к сожалению, не окрыляет. Так что артисткой балета я прослужила недолго. Кроме того, в любом российском театре есть постоянные костюмеры, гримеры, цех по изготовлению сценической балетной обуви. А здесь приходилось все делать самой. Заслуженные, народные артисты из бывшего Советского Союза приезжали выступать с местными балетными труппами и все делали сами. И грим накладывали, и костюмы чинили. A во время спектакля нет сил на укладку волос или зашивание костюма, успеть бы дух перевести и обратно на сцену. Только если на гастроли приезжает весь театр, тогда берут с собой своего костюмера, своего гримера.

С Наталией Бессмертновой.



- Я знакома до некоторой степени с работой местных заведений культуры. К сожалению, настоящих профессионалов со специальным образованием мало. Потому что нет постоянного финансирования.

- Я согласна. Чтобы стать профессиональной балериной в Америке, кроме собственного таланта, выносливости, трудолюбия и упорства, надо еще, чтобы у родителей было очень много терпения - и средств, потому что здесь нет бесплатного образования.

Советский балет был лучшим в мире. До советского - русский. 4 мая 1738 года французский танцмейстер Жан-Батист Ланде открыл первую в России школу балетного танца, которая стала «кузницей талантов». А сейчас все удивляются: где таланты? А ведь талантливые дети есть. Но не всем дано уметь трудиться, я тоже не сразу научилась.

Кроме того, изменились приоритеты. Сейчас важна эстетика тела, а талант стал второстепенным. Диану Вишневу не сразу взяли в балет: не балетное тело, говорили. А теперь Диана Вишнева - гордость русской школы балета. Сейчас появилась тенденция отбирать детей по длине ног и рук. А мы все были очень разные (только коротконогих не было, таких в балет не берут). Современные маленькие балерины мало отличаются друг от друга. Тела коротенькие, а ноги и руки длинные. Длина ног стала важнее таланта. Раньше были яркие личности. Майя Михайловна Плисецкая не смогла бы поднять ногу, как Анастасия Волочкова, или прыгнуть на два метра в высоту, как Иван Васильев. А какой глубины талант! Какие руки! И техника, и выносливость: 800 раз станцевать одно только «Лебединое озеро»! И, конечно, неповторимость. Майя Михайловна говорила, что у балерин прежнего времени техникa «курам на смех». А их имена знал весь мир, они были поистине артистами. Сейчас техника оттачивается до филигранности. Все внимание на длину шага, на скорость фуэте и количество поворотов, высоту прыжка. Но очень редко кто может танцем вызвать слезы на глазах у зрителей или рассмешить. Наши мудрые педагоги в училище говорили: вы все делаете правильно, но у вас, у молодежи, нет трепета. Когда вы выходите на сцену, вы должны трепетать от восторга. Нас учили любить свое дело всей душой.

С Иосифом Кобзоном.



- Почему же все так плохо?

- Потому что пропало рвение, пропало стремление к качеству. Мало хороших постановщиков, исполнителей. И прекрасной, образованной публики уже практически нет. Которая трепетала артистам в унисон. Современная публика может заглотнуть любую безграмотную наживку.

- Как вам американский балет?

- Не хожу на балеты. Каждый шаг - ошибка, костюмы не соответствуют эпохе и стране, декораций почти нет. Королева в «Лебедином озере» в постановке Carolina Ballet - в русском костюме, причем девки, даже не царицы. Здесь все просто: раз Чайковский музыку написал, значит, у королевы - русский костюм. Когда я работала в местной Кировской академии, они заказывали обыкновенные платья из обычных магазинов. В таком костюме танцевать нельзя. В них прыгать нельзя, можно повредить себе что-нибудь. Они не отражают свет так, как надо.

B Америке не прожить на зарплату артиста балета. Но можно жить, и даже неплохо, преподаванием балета. Я нашла себя в педагогике много лет назад.


Балет "Шопениана". Воспитанники Тамары Мануковской.



Сначала учила детей в разных балетных школах. А в 2011 году создала свою - Tamara Academy of Classical Ballet.


- О, так мы коллеги! Я, правда, давно в школе не работаю. Но бывших учителей не бывает.

- Я люблю свою работу и очень ей предана. В балете важно все: каждый вздох, жест, наклон головы, как опущены ресницы, какую книгу ты прочитал, готовясь к роли. Мне нравится, что, как преподаватель, я сразу вижу результат.

Испанский танец. Воспитанники Тамары Мануковской.


Я обрела счастье в преподавании. Каждый ученик - мой ребенок. Невероятно рада слышать от своих учеников, что балет помог им в жизни.


Каждый день я передаю им то, чему меня научили в свое время мои педагоги. Для меня счастье, когда дети меняются в лучшую сторону, я очень близко к сердцу принимаю их удачи и неудачи. Когда у моих учеников что-то получается хорошо, у меня трепет, понимаете? До сих пор я иду на работу с тем трепетом, о котором нам говорили наши педагоги. Значит, это мое призвание.

- Конечно, понимаю. Когда мои ученики самостоятельно решали задачу по химии, у меня тоже возникал трепет.

- Когда еще не была так развита видеосъемка, не было возможности рассмотреть весь свой танец до самых мелких деталей, я думала, что все делаю неправильно, криво. Я всегда была очень самокритична и требовательна к себе. А когда наконец-то увидела себя на видео, то поняла, что я была хорошая балерина. Когда мы сидели дома на карантине, было непросто перестроиться на работу в зуме. В нашей профессии очень важно поправлять руками какие-то движения, позы. Часто этого словом не объяснить. Но я научилась объяснять так, что прикосновения не нужны.

Взрослый балет.


Я обожаю ставить балетные спектакли. Благодаря прекрасной профессиональной школе и тому, что я рано закончила танцевальную карьеру, у меня нет травм. Я прекрасно себя чувствую и полна творческих планов. Очень много помогает моя большая семья, спасибо им огромное. Шьют костюмамы, создают декорации, организовывают спектакли.



B феврале 2020-го я узнала, что беременна. С ужасом думала: как я теперь буду работать, прыгая на репетициях? Рисковать здоровьем ребенка - страшно. Я всегда только сама занимаюсь хореографией и помощников для постановки спектаклей не приглашаю. И вдруг в марте всю страну закрыли на карантин. Теперь у меня есть все время мира, чтобы заниматься любимым ребенком. В шутку я называю дочку «Бинго», потому что она появилась как нельзя вовремя и именно от того мужчины, от которого я хотела, чтобы она родилась. Элли – желанный ребенок. Я ее очень люблю. И теперь я занимаюсь самой сложной и приятной работой - воспитанием ребенка.

Элли уже исполнился год и она способна учиться.

- Вы будете учить Элли балету?

- Конечно! Но в первую очередь - высшее образование. И умение самостоятельно зарабатывать на любимые хобби. Мне хочется научить ее всему, что может дать балет – это невероятная закалка на всю жизнь. Чтобы не было времени на глупости. В хореографическом училище в девять вечера ты уже падаешь от усталости. Некогда ни курить, ни пить. В самом сложном подростковом возрасте грязь проходила мимо нас, у нас не было ни времени, ни сил на ерунду. У нас была цель, дисциплина, честолюбие.



Балет - это не медицина или полиция. Если его не будет, никто не умрет. Но какой будет жизнь без балета, без искусства, без прекрасного?

- Когда я жила в нашей общей бывшей стране, то думала, что нет жизни без балета. Старалась не пропустить ни одну интересную премьеру. А вот в Америке как-то обхожусь. Но не забываю слова Кафки: «Искусство нам дано, чтобы не умереть от истины».

- Как верно сказано. И еще я хочу добавить, что любого ребенка можно научить танцевать. Если правильно учить. Тогда даже от трудных балетных уроков можно получать много удовольствия! Это же счастье - осознавать, что я МОГУ! Я выучил сложное движение, я выдержал, стал сильнее и увереннее. К сожалению, трудно не с детьми, трудно с родителями. Они считают, что знают, как надо учить. Плохо, что здесь балетные школы не финансируются государством. Последние годы я снимала студию в китайской школе. Я наблюдала, как они преподают традиционный китайский танец. Это так красиво. Они очень строгие педагоги. А я сочетаю требовательность с доброжелательностью. Поэтому у меня очень хорошие результаты. Еще я работаю с художественными гимнастками и фигуристами. Им тоже нужен балет, но адаптированный под них.

Иногда, глядя на известные балетные спектакли, немножко ревную: кто-то, а не я, на прославленной сцене. В «моем костюме». А затем вспоминаю еще одну японскую мудрость: «Мастерство учеников – это продолжение жизни учителя».







360 views0 comments

Recent Posts

See All