РАЗГОВОР ЧЕРЕЗ (ПОЧТИ) ВЕЧНОСТЬ, ИЛИ В ДЖАЗЕ НЕ ТОЛЬКО ДЕВУШКИ

Так получилось, что пути наши разошлись, и мы не виделись целую вечность. Если точнее, лет двадцать, а то и все двадцать пять. Нет, шучу. В году эдак 2003-м увидели друг друга на слёте КСП, это была мимолётная встреча на бегу. И всё. Я в Вашингтоне, она в Нью-Йорке. А до этого многое связывало нас. И математический факультет МГПИ им. Ленина, ставшего потом МПГУ, и вокальный ансамбль, и хор, и любимый всеми студентами СТЭМ - театр эстрадных миниатюр (вообще-то это был мужской театр в женском вузе, там играли только ребята и три девочки, Светлана была в их числе, а я в числе зрителей). Это человек, с которым можно посидеть и поговорить: "А помнишь?"

Но сегодня я открыла для себя совершенно нового человека, который запросто может спросить: "А знаешь?" И выяснится, что я  понятия не имею! И это тоже очень интересно, потому что узнавать старого друга с новой стороны - это всегда увлекательно и невероятно здорово!

Светлана Шмульян сегодня - лидер джазового коллектива, популярного не только в  Нью-Йорке под названием "Svetlana & The Delancey Five", она также является аранжировщиком, вокалисткой, композитором. Ведущие джаз-клубы Нью-Йорка, такие как Blue Note, BBKings, Joe's Pub, Regattabar, не вмещают всех желающих попасть на шоу группы. Группа участвовала в Blue Note Jazz, Tel Aviv Blues фестивалях, активно даёт концерты по всей стране. Не очень удивила? А еще Светлана - выпускница не только МПГУ им. Ленина в Москве (математика), но и Колумбийского университета (организационная психология) и Школы музыки в Манхэттене (исполнение джаза). Кроме того, она мама трёх очаровательных дочерей. Не много ли для одного человека? Вот об этом и о том, как же математик и учёный пришёл к джазу, я решила поговорить со Светланой.

- Как же всё началось? Это мой стандартный вопрос. - Ну, ты уже знаешь, что мы учились математике. Но мечта заниматься музыкой была у меня всегда. Благо на нашем факультете были все условия, чтобы продолжать делать то, что мне было интересно - у нас были прекрасные хоры, театр эстрадных миниатюр. (Здесь я ещё могла сказать: "Да, помню" - прим. автора С.В.) Позже я брала уроки и там, и здесь.

- Какие? - По вокалу, прошла курс джазовой импровизации и сольфеджио. В какой-то момент я попала на класс, где была самой младшей, хотя мне было уже 35 лет. И там были женщины старше меня, которые мечтали петь, но пели они плохо, и здесь я поняла, что это то, что будет со мной, если я продолжу заниматься тем, чем занимаюсь, это будет нереализованная мечта, которая так и останется мечтой. Дети уже подросли. И я оставила работу и стала заниматься только консалтингом. А еще участвовала в русском фестивале, собрала оркестр.

- Смелый поступок. Ты просто шла за своей мечтой. - Да. До этого всё было мало. В Нью-Йорке множество русских музыкантов, в том числе джазовых. Меня приглашал друг, который делал концерты. Там я пела одну песню и всё. И вот я собрала людей на конкретный фестиваль. Тогда я поняла, почувствовала вот это ощущение влюблённости. Ему нет объяснения, у него, если посмотреть рационально, нет смысла. Человек начинает часами, днями, годами вкладывать очень много труда, оттачивать то, что он делает. Но если ты спросишь любого музыканта, почему он это делает, он ответит тебе, что это потому, что не делать этого не может! Быть может, ничего и не получится, но может получиться, и кому-то это станет надо.

- Кто-то будет с тобой на одной волне, я понимаю. Света, а чем ты занималась поначалу в Америке, вот до этого всего? - Я приехала сюда по программе, по обмену студентов. Получила Master's Degree. Мне было всего 23 года. Я попала в среду людей, которые приехали сюда жить, а не возвращаться назад. И я тоже осталась.  Поступила в Колумбийский университет на докторат.

- По какой специальности? - Как это перевести? Организационная психология, management consulting, market research. Это большая индустрия, где нужны также глубокие знания математики. Я преподавала в Колумбийском университете. Но поняла, что для того, чтобы заниматься музыкой серьёзно, нужно время. Я всё люблю делать основательно - с медалью закончила школу, с красным дипломом вуз. Поэтому я перешла полностью на консалтинг и пошла в Manhatten School of Music на отделение Jazz Performance.

- Крутой поворот. И как тебе было учиться? - Это был самый сложный период в моей жизни. Это посложнее математического анализа и дифференциальных уравнений. Вместе со мной учились молодые люди, которые играли на своих инструментах много лет, в том числе играли джаз.  И я сказала себе, что я должна помнить, зачем я сюда пришла. Придя в школу, ты должен понимать, что тебе надо. Это как поход в магазин. Там продаётся много чего, но ты приходишь за тем, что надо тебе, берёшь это и уходишь.

- А что тебе надо было взять? - Я хотела стать более грамотным музыкантом. Например, нам надо было сочинять по две песни каждый день. Это ремесло. И аранжировка - это тоже ремесло. Знаешь, что такое big band?

- Нет, этого я не знаю, могу только догадываться по названию. - К примеру, группа, в которой 18 инструментов - 5 саксофонов, 4 тромбона, 4 трубы, фортепиано и т. д. И ты должен знать, какой партии что дать. Следующий шаг - это уже красота. Сначала знакомишься с правилами, пишешь по этим правилам, а потом появляется что-то большее. Я хотела сделать это максимально быстро, у меня не было так много времени.

- Ну а как семья? Помогала? Создавала трудности? - И то, и другое. Пройдя школу, я как бы перешла на новый уровень. Но моё время всегда разделено на две части. В одной - школа, в другой - семья. И это было хорошо - ты приходишь домой, и тебя всё равно любят, вне зависимости от того, какую музыку ты создала сегодня, преуспела или не очень. Счастье заключается в тебе, его не могут у тебя забрать, если оно живёт внутри. В этом плане у меня былa большая поддержка.

- Сколько было твоим девочкам, когда ты закончила? - Сейчас посчитаю. 12, 8 и 7.

- Они занимаются музыкой? Хотят быть как мама? - Об этом рано говорить. Но да, они занимаются музыкой - у нас есть пение, барабаны. Мне очень нравится система публичных школ здесь - "музыка для народа". Детей обучают всему, они сами могут выбрать потом инструмент, играть на нём.

- Скажи мне, как человеку, который ничего не понимает в джазе, - как происходит ваше выступление? Вы играете по нотам? - Не только. Ноты тоже присутствуют. Но есть импровизация. Джаз существует в пространстве между нотами, и каждый музыкант интерпретирует написанную музыку так, как он её чувствует в эту минуту, здесь и сейчас, и если это происходит, публика чувствует это тоже!

- A курьёзы когда-нибудь бывали на сцене? Когда что-то пошло не так, но вырулили? - На сцене всегда идёт импровизация, что непредсказуемо само по себе. Но один раз было такое: я попросила одну песню, музыканты стали играть к ней вступление, а я запела другую. Ну, это было после трёх часов на сцене. Музыканты переглянулись и... стали играть то, что я пела.

- Светлана, есть ли у тебя мечта? - Если я смогла бы концертировать 100 дней в году в хороших концертных залах с правильной акустикой, делиться живой музыкой - и записывать новый альбом каждые пару лет, - вот это бы была моя мечта.

- А записанные диски имеются? - Да. Первый назывался "Night at the Speakeasy", и выпущен он был продюсером, выигравшим Премию Grammy, по имени Гай Экстайн (Guy Ecstine), с выдающимся тромбонистом и вокалистом Вайклифом Гордоном (Wycliffe Gordon). Несколько лет назад мы сделали приятную композицию на праздники. А только что записали новый диск "Night at The Movies" с песнями из фильмов, начиная с 30-х годов до сегодняшних дней. Он будет выпущен осенью. Как правило, люди больше не покупают компакт-диски, но слушают музыку со Spotify, iTunes и т.п. Это помогает музыке быть более доступной, но одновременно делает её более сложной для зарабатывания денег на записях, особенно для новых исполнителей, таких, как я.

- С какой программой приезжаешь к нам в Вашингтон? - Мы сыграем вам песни из последней записи, а также будущей записи. Также некоторые оригиналы, которые ещё никто не слышал. Я привожу классную команду. Это музыканты, которые подходят именно для меня. Пианист Вилерм Делисфорт (Willerm Delisfort) из Хайди, он же лидер легендарных вечерних воскресных встреч в  "Smoke jazz" в Нью-Йорке, барабанщик Генри Конервей (Henry Conerway), он барабанщик 86-летнего Фредди Коула (Freddy Cole), младшего брата Ната Кингс Коула (Nat Kings Cole) и Джазмиа Хорн (Jazzmeia Horn), которая была номинирована на Грэмми в этом году, нью-йоркский трубач Чарли Караникас (Charlie Caranicas) и саксофонист Кристофер Макбрайд (Christopher McBride), который возглавляет воскресныe ночные джаз-группы в легендарном "Mintons Harlem" (где родился bеbop - современный вид джаза: прим. автора С.В). Мы также будем работать с вашингтонским басистом Германом Берни (Herman Burney).

- Спасибо большое за интересную беседу. Будем ждать с нетерпением концертов. 








11 views0 comments

Recent Posts

See All