Нечеховская чайка - 2




Глава вторая

«Удивительное – рядом!» – думала Бэла, забирая чашку из кофе-машины на стильной кухне «Дистилкона». Кофе был шикарным: сорт – лучший бразильский, пенка пузырилась, крепость, как любила Бэла – чуть крепче, чем американо, но слабее, чем эспрессо. Кофеварка в офисе была неприлично дорогой. Тысячи три минимум. В своде правил компании даже значилось: не приносить свою посуду. Все предоставляла компания. Любимую чашку из Барселоны с ящерицей под Гауди пришлось оставить дома, а на работе пользоваться безликой белой, зато дорогой. ««Откуда деньги на весь этот шик?»

В последнее время (в 2000-х) стало модно подражать компании «Гугл». Многие мелкие IT-компании пытались, но не все выдерживали: каждую пятницу – шикарные ланчи с пивом из дорогих ресторанов прямо в офис, укороченный день, после загула – домой. На современной кухне в огромных холодильниках есть все. Специальный человек на зарплате следит, чтобы ничего не заканчивалось. Утром всегда свежие булочки, бублики, круассаны, свежие фрукты. На ланч – достань из холодильника что угодно и разогрей в микроволновке. Между – любой снэк. Химчистка за счет компании с доставкой прямо в офис Только творите гениальный продукт, не отвлекайтесь ни на что. Мы позаботимся, чтобы вы были сыты и чисто одеты. И ваши грязные чашки помоем. Коммунизм, о котором так мечтали в Советском Союзе и обещали, дай бог памяти, к 1980 году, где каждый гражданин отдавал бы свои способности государству, а государство удовлетворяло бы все его потребности, построили в IT-компаниях в капиталистической Америке.

Два раза в год, в январе и июне, сбор Большого Совета «Дистилкона»: кроме местных директоров, все вицы из филиалов – Израиля, Норвегии, Франции, из Лос Анджелеса.  Когда-то дружбаны собирались у кого-то в кондо и напивались дешевым пивом. Теперь встречи проходят в конференц-залах лучших отелей мира. Только жратва тысяча долларов на человека в день. И так три дня. Мистер Брей, судя по финансовым отчетам, грохнул на последнем сборе только на один обед пятьдесят тысяч. Крабовый салат! Ну и что?! А аренда помещений – дворцов и музеев для заключительной вечеринки?

Бэла привыкла считать деньги: и свои, и чужие. «Они еще не имеют положительного кэшфлоу, сколько этот коммунизм будет длиться?» – недоумевала она. Неужели здесь действительно крутятся бешеные деньги? Или отмывают они их, что ли? Нет, Бэла знала всю эту кухню. Дело не в отмывании денег. На кону – престиж компании. Разорись, но пыль в глаза пусти. Чтобы в твою компанию пришли на работу гении. В Калифорнии целый штат сотрудников обхаживал вновь прибывших в Силиконовую долину выпускников российских технических вузов. Другие рекрутерские конторы окопались в Индии и Малайзии. Вербовали гениев в Норвегии и Франции. Но норвежцы и французы переезжать в США не рвались, желали работать дистанционно, при этом иметь очень высокие зарплаты и двухмесячный отпуск. Зато писали программы – закачаешься, дух захватывало даже у мистера Брея, а он собаку съел на всех суперзащитах. Но руководство компанией отнимало много времени, и он все реже занимался чистым программированием. А в таком деле – месяц простоя, да что там месяц – неделя, – и новый гений накатает такое, что твоя замечательная программа будет выглядеть реликтовым динозавром.

Первые месяцы дались Бэле тяжело. Руководить отделом, где в кучу свалено все: инженерная мысль, оформление идеи в презентацию для покупателя, реклама, – задача для молодой женщины оказалась нелегкой. Более того, к своему огромному неудовольствию, Бэла обнаружила, что в организации работы отдела нет даже элементарного базового фундамента. Руководила отделом до Бэлы и собственного повышения в должности – Берри.

Бэла была не дура, поэтому сразу поняла, что Майк дорожит Ягодкой, как трофеем, добытым в честном бою. Майк ее так долго обхаживал, что жаловаться на Ягодку было бесполезно. Он ни за что бы не потерпел критику в адрес любимицы. К тому же Бэла здесь без году неделя. Надо было вникнуть, почему прежняя руководительница построила работу именно таким образом и продвигала проекты, направленные на маскировку ботов, а не на защиту от вирусных атак и проникновения в секретные программы.

Бэла позвонила Сергею:

– Такое впечатление, что никто о харасменте не слышал. Берри ходит в шелковых блузках, расстегнутых до пупа, юбка на ней чуть не лопается, обтягивая бедра и попу. А там есть на что посмотреть и возжелать!

– Да уж наслышан! Хотя лично не знаком. Но читал Жоржи Амаду, который утверждал, что мужчина, который не переспал с мулаткой, женщин не пробовал. А бразильцы знают толк в сексе.

– По-моему, роман с Майклом продолжается. Потому что ну нельзя так томно шептаться, и наклоняться к ее уху, и прядь волос так нельзя поправлять, если вы просто друзья по песочнице.

– Девочка, а тебе не приходило в голову, что компания дорожит Берри как специалистом? Насколько я знаю, Майкл ее долго обхаживал, чтобы перетащить к себе. И дело даже не в муже-«Самые лучшие контракты», а в том, что она – мастер своего дела.

– Что-то я не заметила! По-моему, она прилетела, чтобы нагадить. Мне кажется, она зуб на дружбанов имеет. Выглядит, будто она предана компании, но когда я начала разгребать завалы после нее, я обнаружила...

– Что?

Бэла вовремя прикусила язык. Она вдруг поняла, почему Берри высказалась против ее кандидатуры на ежегодную конференцию в Сингапуре, где должны были быть представлены новинки в сфере высоких технологий.

«Я бы разобралась, как они защищаются от ботов и как обойти их защиту, – подумала Бэла, механически отвечая на вопросы Сергея. – А еще бы я поняла, как найти дыру в заборе, то есть в щите, возведенном инженерами компании, возможно, с ведома Берри. Или она настолько умная, что поняла, где лазейка? Или  не просто умная, а сверх-умная и создала эту лазейку сама!»

Когда Бэла только начала осваивать новейшие технологии по защите от ботов, ей на ум пришло сравнение с книгами про Гарри Поттера. А именно, с последней: когда учителя школы волшебников создавали невидимую человеческим глазом, но непроницаемую для заклятий Волдеморта и его приспешников защиту вокруг Хогвартса. Вот есть, допустим, замечательная компьютерная программа, которая успешно продается по всему миру и используется многими компаниями, специализирующимися на хранении секретной информации. Программу атакуют вирусы, тоже создаваемые гениями. Но на гения есть супергений, который напишет программу антивирусов. А сверхсупергений придумает ботов ( укороченное от «роботы»), которые проделают дырочки в непроницаемом щите антивирусной программы. Вот как распознавать и обезвреживать ботов – этим и занималась компания «Дистилкон».

«Можно их обезвреживать, а можно покрасить той же краской, что и щит, и тогда никто не догадается, что некоторые доски забора можно отодвинуть и влезть в святая святых – информацию, хранящуюся за семью печатями».

У Бэлы аж холодок по спине пробежал от озарения. «И только тот, кто знает, какой краской выкрашен забор, знает, и какие доски неплотно прибиты!»

«Вот завтра и проверю!» – решила Бэла и налила себе в бокал белого вина.


123 views0 comments