Любовь - огромная страна


Я хочу вернуть вас в волшебный мир оперетты. В мир звонких голосов, пышных платьев, мужчин в смокингах и фраках; в мир флирта, масок, музыки Кальмана и Легара, кордебалета и шампанского.Вчера вечером мы, оркестр American Balalaika Symphony, окунулись в этот мир, благодаря великолепным сопрано Виктории Сухаревой и Joellyn Giovetsis.Мы давали концерт September Sopranos. В том зале, где мы чаще всего выступаем. И публика была та же самая, и музыканты на сцене те же, и никто не ожидал ничего экстраординарного. Как выразился наш друг Ларри, публика пришла пожевать обычные pretzels, а в результате полакомилась роскошным кремовым тортом. Или, выражаясь иначе: "Пришли на селедку, а получили черную икру".Наша публика не избалована яркими нарядами артистов. На каждый концерт мы одеваемся одинаково: аскетичные «белый верх  - черный низ». Мы больше ставим акцент на музыку, на исполнение, на необычность инструментов. Но вчера наша публика увидела настоящее шоу.Однако все по порядку.В первом отделении, после «забойного» исполнения нашим оркестром марша из «Бременских музыкантов»: «Ничего на свете лучше нету…» и так далее, - на сцену вышла  Джоэллин. В черном в пол элегантном платье, с обнаженными полными прекрасными плечами. И запела таким чистым, таким глубоким голосом арию Марицы Кальмана, что у зрителей мурашки пробежали по коже.К сожалению, мне ничего про Joellyn неизвестно, кроме официальной информации. Родом из штата Нью-Джерси. Фамилия наводит на мысль о греческих корнях. Она и похожа на гречанку: чуть полновата, с большой грудью, длинными черными вьющимися волосами, прекрасными карими глазами и большим носом. Но главное – голос. Голос у нее потрясающий. И потрясающее образование. Она - выпускница одного из самых престижных в мире университетов - Принстонского, входящего в американскую Лигу плюща. Получила там степень бакалавра в вокале и хоровом пении. Еще когда училась, 13 ее произведений были исполнены хором. И не где-нибудь, а в Карнеги-холле. А ее Марица была одной из лучших, которые мне когда-либо приходилось слышать.Джоэллин исполнила еще несколько произведений. Потом мы растрогали публику «Киевским вальсом», и тут на сцену вышла Виктория. Шоу началось. Пышное белое платье, перчатки выше локтя, прическа, все блестит. Звонкий голос. Вика умеет завести публику. Таких "браво" я не помню давно.Мы удалились на перерыв, а ошарашенная публика осталась в зале, и никто раньше времени не уехал. Мы посмеивались: "Подождите, сейчас еще и перья будут!"Во втором отделении Вика была и Веселой вдовой, и Сильвой, и Прекрасной леди, и Карамболиной. Между ее номерами вступали мы с " Помнишь ли ты..." того же Кальмана, где партию одинокой плачущей виолончели виртуозно исполняет на бас-домре наш умница Алан, и "Полькой" Фельдмана с соло на ударных Игоря Козлова. Игорь, как обычно, сорвал шквал аплодисментов. Мы давали возможность Вике переодеться. Арии и платья сменяли друг друга: Сильва, цыганская принцесса, вышла в голубом, Веселая вдова, как и положено вдове, - в черном с глубоким вырезом на спине, а Прекрасная леди, которая так хотела танцевать, - в красном. Именно эта знаменитая ария, известная каждому американцу с рождения, и красное платье с белыми лилиями добили публику. Аплодировали уже стоя, кричали "браво", дарили цветы и долго не отпускали. Вика умеет овладеть залом. Она красиво двигается по сцене, чтобы ее всем было видно, кружится в танце, играет веером, она подходит к краю сцены и приседает в глубоком поклоне, она дарит зрителям улыбки. Она любит публику, и публика любит ее.Когда после концерта я провожала маму к машине, она мне сказала: "Вика устроила нам праздник. Как жаль, что мы забыли, что в жизни еще есть и оперетта". А приехав домой, мы с Джеффом открыли бутылку шампанского в честь замечательных певиц Виктории Сухаревой и Joellyn Giovetsis.



А начиналось вся эта история не с праздника..Жила-была девочка Вика с папой, мамой и младшим братом в районном центре Новотроицкое Херсонской области, в непредсказуемой, как Верховна Рада, стране Украине. Девочка росла живой, непоседливой и очень артистичной. Все время пела, танцевала и мечтала выступать на сцене. Учителя и соседи восхищались красивой и голосистой девочкой.Вика еще застала те советские времена, когда музыкальные школы были в моде, учителя получали зарплату, на которую могли прожить, и учили своих учеников на совесть. Они замечали талантливых детей, работали с ними чуть больше, чем с другими. Хотя мы знаем, что бесталанных людей не бывает, просто не все хотят много учиться и работать, чтобы донести свой талант людям. Но не такой была девочка Вика. Она была готова работать и учиться, чтобы ее мечта поскорее сбылась. И когда в ее новотроицкую школу пришла преподавательница музыки из настоящей музыкальной школы агитировать детей учиться игре на музыкальных инструментах, Вика пошла и записалась. Сама. А родителей просто поставила в известность, что теперь кроме чтения, правописания и математики, она еще будет учиться нотной грамоте, пению и игре на скрипке: в музыкальной школе.Вика росла в интеллигентной семье, мама была заведующей всеми районными библиотеками, а папа - вторым секретарем райкома партии того самого райцентра Новотроицкое. В районе он имел репутацию эрудита. Он писал речи для первого секретаря. Много лет Первый говорил словами Викиного отца.Родители были счастливы, что у них растет такая самостоятельная и целеустремленная дочь. И купили Вике скрипку.Вике очень хотелось петь и играть на фортепьяно, она и записалась-то в музыкальную школу только потому, что там был хор и большой черный рояль в актовом зале. Но мест в классе игры на фортепьяно не оказалось, и учителя посоветовали Вике поступить в класс скрипки. "Скрипка - это музыкальный Олимп, - говорили они маленькой Вике. - И если ты хочешь петь, то, кроме голоса, тебе еще нужен абсолютный слух. Запомни, ничто так не развивает слух, как игра на скрипке".И началось волшебное время. Вика оказалась ответственной и способной ученицей, учитель пения и руководитель школьного хора просто души в ней не чаяли. Все у Вики шло хорошо, только вот «особенный» голос, который выделяет талант из способной массы, пока не приходил. Но Валентина Васильевна успокаивала: "Все будет хорошо, девочка! Ты станешь певицей!"Когда Вике было девять лет, случилось несчастье: папа ушел из семьи, родители развелись. То ли уход отца так подействовал - девочка росла впечатлительной, - то ли специальные занятия, а может быть, просто время наступило, но к Вике пришел ГОЛОС. И она запела так, как никто и никогда не пел в Новотроицкой музыкальной школе. Валентина Васильевна стала готовить Вику к конкурсам. В двенадцать лет Вика выиграла свой первый вокальный конкурс - «Таврийские зiрки», где исполнила знаменитую «Аве Мария» на украинском языке. Награда была - путевка в Крым, в «Артек», на целых 28 дней.






А в это время в российском городе Прокопьевске, где-то в Кузбассе, рос мальчик Тема. Родился он в семье потомственных шахтеров. Сколько Тема себя помнил, все мужчины в семье играли на баяне. Отец после смены или в редкие выходные тоже играл на баяне, и брат отца играл, и крестный, а мама пела. И не представлял Тема своей жизни без музыки. Ведь как это здорово: собраться всей семьей возле отца, который, быстро перебирая пальцами кнопки на баяне, заводил всех своей игрой, и ноги сами шли в пляс. Маленький Тема забавно перебирал ножками и даже пытался петь с мамой. И веселый папа Николай гладил сына по голове и приговаривал:"Певцом будешь, пацан!"А потом пришел месяц май. Солнечных дней становилось все больше и больше, пахло молодой зеленой листвой. Гордый Артем, держа папу и маму за руки, шел в колонне с другими шахтерскими семьями на первомайской демонстрации. И мама рассказывала ему, что скоро будет еще один праздник - День Победы. И они все вместе пойдут к Вечному огню, и Тема сам поздравит ветеранов. А 6 мая отец не вернулся из шахты. Только он один. Случился обвал породы. Все выбрались, и только Николай навсегда остался там, под землей. Об этом не писали в газетах, не чрезвычайное же происшествие, не было мемориалов и клятв от руководителей всех уровней в вечной помощи. И лишь мама Артема знала, как было тяжело, и как горько и одиноко в ее женском горе.Через пять лет после трагедии, когда Теме исполнилось девять лет, крестный принес баян и сказал: "Будешь учиться играть, как твой отец". И отвел мальчика в музыкальную школу. Кроме удивительных способностей к игре на баяне, у Артема обнаружился еще и прекрасный голос. Он долго солировал в школьном хоре, они исколесили всю страну с гастролями. Знатоки восхищались маленьким Темой: "Ах, какой голос! Второй Робертино Лоретти!" Восхищаться было чем: Артем мог исполнить женского «Соловья» Алябьева со всеми трелями, а когда он запевал с хором "Там вдали за рекой загорались огни... Комсомольское сердце пробито...", у слушателей на глаза наворачивались слезы. А потом как-то незаметно сломался голос. Артем больше не подавал надежд как «Робертино», но зато он стал брать низкие ноты, его диапазон расширился, голос окреп. Теме советовали учиться дальше, и, закончив музыкальную школу, наш герой поступил в музыкальное училище, а потом - в консерваторию в Новосибирске. А дальше был ансамбль «Белые росы» и гастроли по всей стране.







Но вернемся в оперетту.Девочка Вика тоже росла и пела и поступила в Симферопольское музыкальное училище. Там голосистую красавицу-украиночку заметили сразу. И ее педагог по вокалу выдала заключение: "Моя девочка, у тебя есть голос, но что самое важное - ты умеешь себя подать: на тебя хочется смотреть, слушать твое пение не с закрытыми глазами, а с открытыми. Здесь тебе будет тесно, готовься к Москве".С того дня у Вики появилась новая цель - Москва! "В Москву, в Москву": прямо по Чехову.Мама Вики, Галина, пришла в ужас: "Доченок! Какая Москва? У нас нет таких денег, чтобы тебя там содержать!" Но у Вики были не только голос и внешность, а еще и характер, и она сказала: "Я сама!"В Москву собирали всем миром: дедушка помог деньгами, мама купила билет, из-под кровати вытащили старый фибровый чемодан с «железными» уголками. И Вика поехала покорять Москву.Она поступила в Московский музыкально-педагогический институт имени Ипполитова-Иванова на отделение академического пения.Дедушкиных денег хватило ненадолго, и очень скоро оказалось, что поступить - это еще полбеды. А выжить... Пришлось идти работать. Устроилась на завод. Жила в общежитии. И училась, училась.И Вику заметили.Стала потихоньку выступать.Но учеба и работа занимали очень много времени. А деньги нужны были как никогда. Жилье, еда, концертные костюмы.Однажды мама Галина с делегацией отдела народного образования собралась в Херсон на концерт известных артистов в зале "Юбилейный". Перед поездкой заведующая районо вызвала Галину к себе:- Значит, так. Я слышала, что Валентина Толкунова тоже будет в "Юбилейном"?- Кажется, да. А что?- Мне говорили, что она очень помогает начинающим артистам. Не стесняйся, подойди к ней, с тебя не убудет, и попроси ее о помощи. У тебя дочка в Москве загибается.Галина послушала заведующую и перед концертом пошла за кулисы. Ожидая Толкунову, совершенно случайно услышала разговор двух кумушек:- Смотри, видишь того мужика?- Ну?- Это Ян Табачник. Знаешь, как он начинающим музыкантам помогает? Потому что сам знает, что такое пробиваться только талантом и трудолюбием. Прежде чем стать богатым и знаменитым, он не один пуд соли съел. Но ему помогли, теперь и он помогает.Галина бросилась к Табачнику. Он выслушал ее, достал из кармана деньги, очень приличную сумму в иностранной валюте, протянул Галине и сказал: "Возьмите, ведь вы о такой помощи просите? Но больше не просите ни у кого. Артисты - люди очень завистливые и недобрые. Не давайте никому повода обсуждать вашу дочь".Как не вспомнить булгаковское: "Ничего не просите у тех, кто сильнее вас. Сами все предложат, и сами все дадут".Галина поехала в Москву. На деньги Табачника заказали концертное платье, которое принесло Вике удачу на конкурсе молодых певцов. Посмотрев, как живет Вика в Москве, как питается, сколько работает и совсем не спит, Галина заявила:- Доченок! Я остаюсь!-  Как? - Вика совсем не готова была к такому повороту событий. - А работа?- Я уволюсь. Найду работу здесь: домработницей или няней.У Галины слова обычно не расходились с делом, и через неделю она уже работала в богатой семье и няней, и домработницей, и кухаркой за зарплату, которая даже и не снилась скромной заведующей районными библиотеками.Благодаря маме Викин быт постепенно наладился. Не надо было больше вкалывать на заводе, и можно было заниматься только творчеством. Вика стала больше выступать, и ее пригласили на работу в Московский театр оперетты. И Вика заблистала в оперетте. "Виктория Сухарева" теперь писали на афишах большими буквами. Ее стали часто приглашать выступить то на вручении всевозможных премий, то в сборных концертах, то в Театре Армии. Галина работала, Вика тоже.Вот только мама очень мешала личной жизни. Все Викины поклонники Галине не нравились: никто не был достоин ее принцессы. Тут и открылась Вике простая истина: "Если хочешь, чтобы мама не вмешивалась в твою жизнь, надо устроить личную жизнь мамы".- Мама, - сказала Вика в один прекрасный день. - Тебе надо выйти замуж.- Замуж? - ужаснулась мама. - Поздно мне уже.И уехала домой, на Украину, проведать младшего сына: он служил в милиции.Но, как известно, мысли материальны. И вдруг мама звонит Вике в Москву:- Доченок! Я остаюсь в Новотроицком.- Почему? - удивилась Вика.- Я выхожу замуж!- За кого? - Вика не могла прийти в себя. - Когда? Когда ты успела?- Я встретила человека, и мы через неделю идем в загс.







А Вика отправилась на очередные гастроли в Минск. А там вдруг, ни с того ни с сего, зашла в салон свадебных платьев и купила себе роскошное белое платье. "Пригодится для выступлений!" - подумала Вика. Тут как раз и случай подвернулся: юбилейный концерт известного белорусского баяниста Павла Живаго. Виктория как вышла на сцену в белом платье и с белым цветком в густых длинных волосах, как грянула «Заздравную» Дунаевского, так за кулисами прямо переполох случился: все так и уставились на Вику. А больше всех залюбовался украинской девушкой Артем из «Белых рос». "Кому-то сильно повезет, если женится на этой красавице", - почему-то подумалось ему.А мы-то с вами уже знаем, что мысли материальны. Не прошло и полгода, как сибирский парень Артем и украиночка Виктория поженились. И то самое минское свадебное платье оказалось как нельзя кстати.Познакомились мы с Викой и Артемом в знаменитом (благодаря моим рассказам тоже) вашингтонском русском ресторане Mari Vanna. Молодые артисты поддерживают друг друга во всем. Нелегко далось решение - возвращаться в Москву после семи лет в Америке. Здесь - работа, ученики, выступления, друзья. А дома, в России, - сцена. Настоящая сцена.Они мечтали покорить Америку. Что ж, мы все сюда приезжаем с наполеоновскими планами. Америка, как «синяя птица удачи»: кому-то удается схватить ее за хвост, а кого-то только поманит за собой.У Вики и Темы есть любовь. И зрителей, и их собственная. А это - главное.






171 views0 comments